Гастроинтестинальная форма пищевой аллергии у детей • Аллергия и аллергические реакции

Гастроинтестинальная форма пищевой аллергии у детей

Пищевая аллергия у детей и ее гастроинтестинальные проявления

Пищевая аллергия у детей и ее гастроинтестинальные проявления

Привычно считать, что пищевая аллергия у детей сопровождается чаще всего кожными высыпаниями различной формы, срыгиваниями, нарушением стула и беспокойством.

К сожалению, это далеко не так. Иммунологические признаки аллергии на еду запускают ряд изменений обменных и токсических изменений, которые отражаются на деятельности пищеварительного тракта.

Практически 60% малышей с пищевой аллергией имеют гастроинтестинальную патологию, которая не всегда проявляются с самого начала аллергии, что значительно затрудняет диагностику и дальнейшую терапию.

Поражениями желудочно-кишечного тракта, обусловленные непосредственно пищевой аллергией, являются:

  1. Немедленная гастроинтестинальная гиперчувствительность – патология провоцируется иммуноглобулином Е. Симптомы, которые проявляются при такой патологии, такие:
  • Тошнота.
  • Рвота.
  • Абдоминальные боли, которые развиваются от нескольких минут до 2 часов от момента приема еды, содержащей аллерген.
  • Диарея, которая может длиться до 6 часов и более.
  • Сочетание с кожными высыпаниями, конъюнктивитом, анафилаксией и проявлениями со стороны легких системы.
  • Частое развитие пожизненной непереносимости любых орехов и морепродуктов.
  1. Оральный аллергический синдром – также зависит от IgE и проявляется:
  • Гиперемией, чувством жжения, покалывания, онемения, зуда во рту.
  • Отечностью языка, неба, губ.
  • Развитием явлений гиперчувствительности после приема еды.
  • Отказом от еды из-за развития страха перед наступлением неприятных симптомов.
  • Чаще развивается после года жизни и обладает в подавляющем большинстве случаев сезонностью.
  • Зависит преимущественно от аллергии на фрукты, овощи.
  1. Белковый проктоколит – такая патология не связана с иммуноглобулинами, а вызывается белками и их компонентами. Клинически сопровождается такими признаками:
  • Присутствие крови, слизистых элементов в стуле у ребенка при отсутствии каких-либо других аллергических проявлений.
  • Манифест болезни в первые 6 месяцев жизни.
  • Нередко возникает при естественном типе вскармливания по причине погрешностей в питании кормящей матери.
  • Развитие ректальных кровотечений.
  • Эрозии толстой и прямой кишки в тяжелых случаях.
  • Чаще всего такой тип заболевания обусловлен реакцией на коровье молоко и его компоненты, сою.
  1. Белковая энтеропатия – к такому типу поражения склонны дети первых месяцев жизни с приемом искусственных смесей, а также дети на естественном вскармливании в возрасте нескольких недель. Симптомы такого вида энтеропатии следующие:
  • Длительная диарея.
  • Рвота.
  • Синдром мальабсорбция.
  • Недостаточная прибавка в весе.
  • Метеоризм.
  • Быстрое насыщение при приеме еды.
  • Дерматит в перианальной области.
  • Энтеропатия с выраженной потерей белков.
  • Отечный синдром вследствие массивной потери белков.
  1. Эозинофильный эзофагит – в основе такой патологи лежит изолированное пропитывание эозинофилами пищевода. При этом отмечаются:
  • Частые отрыжки.
  • Болевой синдром за грудиной и/или эпигастральной области.
  • Изжога.
  • Рвота.
  • Затрудненное кормление.
  • Дисфагия.
  • Отсутствие ответа на противосекреторное лечение.
  • Развитие в любом возрасте.
  • Осложнения в виде пищеводных стриктур.
  • Фиброз пищевода и его ремоделирование.
  1. Эозинофильный гастрит, гастроэнтерит, гастроэнтероколит – обусловленное инфильтрацией эозинофилами одновременно нескольких отделов пищеварительного тракта с развитием следующих симптомов:
  • Болезненность в разных отделах живота.
  • Тошнота с развитием рвоты.
  • Диарея.
  • Частичная кишечная непроходимость.
  • Асцит.

Такие поражения при аллергии уже являются системными и могут привести к большому количеству осложнений вплоть до летального исхода.

Это указывает на важность ранней терапии пищевой аллергии уже при первых проявлениях аллергии на пищевые продукты.

Одним из наиболее назначаемых лекарственных средств для контроля пищевой аллергии у детей является лекарственный препарат Аллерговал купить который необходимо не только для лечения болезни, но и для профилактики развития указанных выше патологических состояний.

Аллерговал при своевременном назначении, благодаря своему мощному противоаллергическому действию, позволяет надежно контролировать заболевание и предотвращать развитие осложнений.

Чтобы купить Аллерговал в Москве, необходимо обратиться в нашу интернет-аптеку, сделать заказ и получить лекарственный препарат в любое удобное для пациентов время. Кроме того, на Аллерговал цена у нас выгодная и приемлемая для каждого покупателя.

Гастроинтестинальная аллергия у детей

Гастроинтестинальная аллергия у детей

Проблема пищевой аллергии волнует как врачей, так и их пациентов на протяжении многих столетий. Первые указания на необычные реакции на пищу приходятся на времена Гиппократа, который описал желудочно-кишечные и кожные симптомы, возникшие на прием коровьего молока.

Пищевая аллергия является одной из форм пищевой непереносимости.

Пищевая непереносимость – это патологическая реакция организма на пищевые продукты.

Пищевая аллергия – это иммунологически опосредованная непереносимость пищевых продуктов или состояние повышенной чувствительности к пищевым продуктам.

Наибольшая распространенность пищевой аллергии отмечается среди детей первых 2-х лет жизни. Так, распространенность пищевой аллергии в развитых странах среди детей первого года жизни составляет 6-8%, а в подростковом возрасте – 2-4%.

Ведущая роль в развитии пищевой аллергии принадлежит иммуноглобулину Е. В настоящее время известно около 160 пищевых аллергенов, способных индуцировать иммуноглобулин Е-опосредованные реакции.

В так называемую «большую восьмерку» наиболее аллергенных продуктов входят:

o Коровье молоко

o Ракообразные (креветки, раки и др.)

o Орехи (лесные, грецкие, миндаль).

На долю вышеперечисленных продуктов приходится 90% всех аллергических реакций на пищу.

К широко распространенным аллергенам относят также:

o Какао и шоколад

o Клубника, земляника

o Мясо животных и птиц

Обычно первым чужеродным белком, вводимым в диету ребенка, является коровье молоко. В нем содержится около 20 антигенов, из них наиболее аллергенными считаются следующие – казеин, β-лактоглобулин, α-лактаальбумин, бычий сывороточный альбумин. Необходимо отметить, что пастеризация может усилить аллергенность коровьего молока. Порошковое молоко имеет более ярко выраженные антигенные свойства, чем натуральное.

Куриное яйцо. Яичный белок содержит около 20 аллергенов. Желток считается менее аллергенным. Известно, что половина детей с аллергией к белкам куриного яйца переносит небольшие количества яичных белков в хлебе, пирожных, печенье. А 70% детей старше 5 лет переносят вареные куриные яйца.

N.B. При аллергии к куриному яйцу возможны аллергические реакции на прививки вакцинами, содержащими остаточную примесь тканей куриного эмбриона (например, гриппозные вакцины).

Рыба. Аллергены рыбы устойчивы к кипячению и летучи, поэтому возникновение аллергических реакций возможно даже на запах рыбы.

До сих пор до конца не установлено, почему в норме в нашем организме не происходит активный иммунный ответ на внедрение множества пищевых антигенов, постоянно поступающих через желудочно-кишечный тракт. Развитие пищевой аллергии зависит от множества факторов. Перечислим некоторые из них:

o Генетическая предрасположенность

o Возраст ребенка

o Начало, а главное – продолжительность грудного вскармливания

o Доза и природа вводимого аллергена

o Состояние иммунной системы

o Состояние желудочно-кишечного тракта

o Микробиоценоз кишечника

Клинические проявления, связанные с пищевой аллергией, разнообразны. Симптоматика зависит от «шокового» органа.

Для детей раннего возраста (до 3-х лет) наиболее характерными являются кожные формы: атопический дерматит, отек Квинке, крапивница. Также характерны гастроинтестинальные нарушения – обильные срыгивания и рвота, колики, диарея или запоры. К более редким относят проявления со стороны ЛОР-органов и дыхания (аллергический ринит, апноэ, бронхиальная астма), тяжелые анафилактические реакции, требующие проведения реанимационных мероприятий.

Гастроинтестинальная форма занимает второе место в структуре патологии, связанной с пищевой аллергией.

Симптомы поражения желудочно-кишечного тракта при пищевой аллергии редко встречаются изолированно, чаще в сочетании с поражением кожи.

Различают следующие клинические формы гастроинтестинальной аллергии:

Оральный аллергический синдром часто развивается в ответ на прием куриного яйца, рыбы, орехов и бобовых. Симптомы непродолжительны и развиваются в течение нескольких минут после контакта. Наблюдаются зуд в области рта, глотки, отёк губ, языка, нёба.

Энтероколит, индуцированный пищевыми белками, сопровождается поражением тонкого и толстого кишечника. Проявляется рвотой и профузным поносом с развитием тяжелого обезвоживания. В основном, это дети первых месяцев жизни. Симптомы появляются не сразу, спустя 1-10 часов после употребления продукта. Исчезают в среднем через трое суток после исключения аллергена. Энтероколит вызывают у детей первого года жизни коровье молоко, соя; у детей старшего возраста – яйцо, злаки (пшеница, рис, кукуруза) и бобовые. Нередко энтероколит встречается у детей грудного возраста, находящихся на естественном вскармливании. Считается, что чужеродные белки, например белки коровьего молока, употребляемые матерью в последующем, поступают в молоко и вызывают у ребенка пищевую аллергию.

Проктит, индуцированный пищевыми белками – поражение прямой кишки. Диагностируется у детей первых месяцев жизни и проявляется появлением крови в кале на фоне хорошего самочувствия. Частыми причинами являются смеси на основе сои и коровьего молока.

Энтеропатия, индуцированная пищевыми белками, сопровождается диареей (поносом), рвотой и недостаточной прибавкой в весе. Частным случаем энтеропатии является целиакия, индуцированная пищевым белком – глиадином, содержащимся в злаках (пшеница, ячмень, овес и др.).

Эозинофильный гастроэнтерит поражает больных всех возрастов. Симптоматика разнообразная: наблюдаются боли в животе, рвота, диарея, потеря веса, кровь в стуле. Помогает диагностике повышенный уровень эозинофилов в общем анализе крови, а также данные гистологического исследования биоптата слизистой оболочки желудка и кишечника, взятого при проведении фиброэзофагогастродуоденоскопии. В слизистой оболочке обнаруживается много эозинофилов, то есть наблюдается эозинофильная инфильтрация.

Эозинофильный эзофагит характеризуется наличием упорных срыгиваний, рвоты, которые не лечатся традиционной антирефлюксной терапией. Помимо этого, в клинике могут наблюдаться анемия, вследствие скрытого кровотечения, потеря веса, нарушение глотания (дисфагия).

Возрастные особенности поражения пищеварительного тракта при аллергии у детей.

У детей раннего возраста (до 3-х лет) чаще наблюдаются боли в животе (колики), метеоризм, срыгивания, рвота, учащение стула до 5-8 раз в сутки, стул разжиженный, с примесью слизи, редко с прожилками крови.

У детей в возрасте от 3 до 6 лет гастроинтестинальная аллергия проявляется изжогой, тошнотой, рвотой, диареей. Боли в животе у них менее интенсивны.

У детей в возрасте от 6 до 14 лет – клиническая картина стертая, при этом наблюдаются боли в животе, запоры, отрыжка, тошнота, изжога.

Диагностика пищевой аллергии основывается на предложенном Eigenmann P.(2004) диагностическом алгоритме.

Сначала выявляем «подозрительные» в отношении пищевой аллергии продукты, уточняем симптомы, возникающие при употреблении этих продуктов, время их возникновения, их однотипность, а также длительность симптоматики.

В случае определения «виновного» продукта назначается диагностическая элиминационная диета (с исключением «виновного» продукта). Если она приводит к улучшению состояния и появлению аллергической реакции после повторного приема антигена (провокации) – диагноз может считаться достоверным.

Большую помощь в диагностике пищевой аллергии оказывает систематическое ведение родителями или детьми пищевых дневников, помогающих выявить связь клинических симптомов с качеством и количеством принимаемой пищи.

На начальном этапе диагностики пищевой аллергии предпочтительно проводить кожное тестирование.

Проводить кожное тестирование можно только в медицинском учреждении!

Лечение детей с пищевой аллергией

КАКИЕ БЫВАЮТ ДИЕТЫ?

Ведущим компонентом в лечении пищевой аллергии является диетотерапия, способствующая элиминации (устранению) причинно-значимых аллергенов. Выделяют три основных вида элиминационных диет: эмпирическая, элементная, поддерживающая. Несмотря на ограничения, любая диета должна соответствовать возрастным потребностям в основных пищевых ингредиентах — белках, жирах, углеводах, витаминах и микроэлементах.

Важно! Эффективность элиминационных диет можно оценить не сразу, а только через 2–6 недель.

Эмпирические диеты носят диагностический характер и назначаются на первом этапе диетотерапии. В качестве таких диет используются гипоаллергенные, безмолочные, безлактозные диеты.

Элементные диеты назначаются при поливалентной аллергии (одновременно имеется непереносимость нескольких продуктов питания) и неэффективности эмпирических диет. Обычно они представлены аминокислотными смесями и продуктами, приготовленными на основе гидролизатов белка.

Поддерживающие диеты максимально приближены к физиологическому питанию, назначаются длительно, иногда пожизненно.

Обратите внимание: Длительность исключения значимого аллергена составляет не менее 1–2 лет!

Расширение диеты возможно по истечении указанного срока и только после повторного аллергологического обследования. Примерно треть детей через 1–2 года соблюдения элиминационной диеты теряет гиперчувствительность к пищевому аллергену.

В случае подтвержденной аллергии на куриные яйца, орехи, бобовые и морепродукты, элиминационная диета назначается не менее чем на 2 года.

Когда у ребенка имеется аллергия ко многим продуктам, наиболее приемлемым является употребление в пищу тех продуктов, аллергия к которым не установлена, потому что чрезмерное исключение большинства продуктов может привести к гипотрофии. Также при назначении диеты необходимо учитывать присутствие пищевых аллергенов в других продуктах. (см. таблицу)

Перечень пищевых продуктов, содержащих наиболее распространенные аллергены (, 2007)

Масло, пахта, сыр, сливки, творог, заварной крем, нуга, пудинг, кефир, ряженка, простокваша, белковый концентрат, йогурт, шоколад, маргарин

Яичный порошок, майонез, безе, мучные изделия, печенье

Хлеб, отруби, крекеры, мука с высоким содержанием белка, солод, пшеничные отруби, пшеничный крахмал, естественные красители, соевый соус

Гидролизованный растительный белок, соевый соус, соевая мука, тофу, естественные красители, растительный бульон, растительный крахмал, колбаса

Масло арахиса, орехи земляные, смеси ореховые, мука арахиса. Может содержаться в этнических блюдах (китайская, тайская кухня), выпечке. Соус Чили, шоколад, гидролизованный растительный белок, марципан, нуга.

В случаях выявления пищевой аллергии у детей, находящихся на естественном вскармливании, необходимо сохранить материнское молоко в питании ребенка в максимальном объеме. Прикормы вводятся не ранее 6 месяцев.

Кормящей женщине назначают гипоаллергенную диету: молочные продукты ограничивают и употребляют в виде кисломолочных напитков, сметаны и неострых сортов сыра. При наличии аллергии на белок коровьего молока у ребенка, матери назначается безмолочная диета, тогда целесообразно использование специализированных продуктов для кормящих матерей на основе изолята соевого белка или козьего молока.

Гипоаллергенную диету кормящим матерям назначают на весь период кормления ребенка грудью!

Если ребенок с аллергией на белок коровьего молока, находится на смешанном или искусственном вскармливании, возникает вопрос: «Какой смеси отдать предпочтение?». Согласно современным рекомендациям, в период клинических проявлений пищевой аллергии наиболее целесообразным является назначение смесей на основе высокогидролизованного молочного белка.

Известно, что по сравнению с протеинами коровьего молока, имеющими высокую молекулярную массу, аллергенность белкового компонента продуктов, созданных на основе высокогидролизованного белка, снижена в десятки и сотни тысяч раз. Но и в их составе возможно сохранение остаточных количеств белковых антигенов, которые могут вызвать аллергические реакции. Все продукты данной группы обогащены комплексом витаминов, макро — и микроэлементов и соответствуют требованиям ВОЗ по ингредиентному составу, биологической и пищевой ценности, влиянию на физическое и психомоторное развитие детей первого года жизни.

Продукты, созданные на основе высокогидролизованного белка, отличаются по исходному субстрату, подвергаемому гидролизу. Выделяют смеси на основе гидролизатов сывороточных белков и гидролизата казеина. Между ними имеются определенные различия в жировом и углеводном компонентах, по витаминному составу. Учет особенностей каждой смеси позволяет подобрать продукт в соответствии с индивидуальными особенностями клинической картины заболевания.

Необходимо также учитывать наличие лактозы в составе смеси, так как аллергия к белку коровьего молока нередко сопровождается частичной или полной непереносимостью лактозы. В таких случаях целесообразно назначать смесь на основе высокогидролизованного белка, низколактозную или не содержащую лактозу.

Еще одной группой продуктов, используемых в питании детей с аллергией к белкам коровьего молока, являются соевые смеси. Поскольку данные смеси потенциально аллергены, применение их у детей с пищевой аллергией ограничено, особенно при наличии гастроинтестинальной формы аллергии.

При неэффективности вышеперечисленных высокогидролизных смесей назначаются аминокислотные смеси.

Длительность исключения молочных смесей и молочных продуктов из питания детей с пищевой аллергией индивидуальна. Минимальная продолжительность безмолочного питания у детей с аллергией к белкам коровьего молока составляет 3–6 месяцев.

Важно! Элиминационная диета у ребенка раннего возраста должна пересматриваться не реже, чем 1 раз в год.

Молочные продукты вводят в рацион, начиная со смесей на основе частично гидролизованного белка. Постепенный перевод на гипоаллергенные смеси возможен при отсутствии обострения заболевания.

Кисломолочные и пробиотические продукты используют в питании детей с аллергией к белку коровьего молока только на втором этапе диетотерапии — в период расширения безмолочного рациона.

При назначении прикорма больным с пищевой аллергией следует учитывать остроту, тяжесть и форму аллергического заболевания, возраст ребенка.

В период обострения клинических проявлений пищевой аллергии прикормы не вводят!

При введении прикормов у детей с пищевой аллергией необходимы:

    Индивидуальный подбор продуктов и блюд прикорма. Использование монокомпонентных продуктов и блюд промышленного производства. Использование гипоаллергенных продуктов. Индивидуальное введение прикормов. Каши безмолочные, безглютеновые (рисовая, гречневая, кукурузная). При непереносимости говядины, имеющей антигенное сродство с белками коровьего молока, рекомендуется использовать специализированные детские консервы из мяса кролика, индейки, конины, нежирной свинины. В качестве третьего прикорма (с 8–9 мес.) возможно использование второго овощного или овоще-крупяного блюда (кабачки с рисовой крупой, цветная капуста с гречей в соотношении 1:1) с добавлением мясного пюре. Из фруктов предпочтение отдают яблокам зеленой и белой окраски. Остальные фрукты вводят с учетом их переносимости. Тепловая обработка фруктов и ягод уменьшает их аллергенность. Творог, яйца и рыба в рационы детей с пищевой аллергией первого года жизни не вводятся.

При достижении ремиссии аллергического заболевания гипоаллергенная диета должна постепенно расширяться. Высокоаллергенные продукты (рыба, орехи, шоколад, мед, кофе, какао, грибы и т. п.) не вводятся в рацион детей в течение продолжительного времени.

Наряду с диетотерапией применяют медикаментозные методы лечения пищевой аллергии. Используются антигистаминные препараты, мембраностабилизаторы, местное лечение при кожных формах.

Выбор препарата и длительность лечения определяет только врач!

В заключение хочется отметить, несмотря на трудности диагностики и терапии пищевой аллергии, оптимальная диетическая коррекция иногда даже в отсутствие медикаментозного лечения, позволяет не только добиться выздоровления, но и способна улучшить психологическое и эмоциональное состояние больных детей и их родителей.

ГАСТРОИНТЕСТИНАЛЬНАЯ ПИЩЕВАЯ АЛЛЕРГИЯ У ДЕТЕЙ

Полный текст:

Аннотация

В последние годы наблюдается значительный рост распространенности пищевой аллергии. Патологические состояния, связанные с нарушением толерантности к пище, становятся все более актуальной проблемой педиатрии. По данным разных исследователей, аллергическое поражение желудочно-кишечного тракта встречается у 25–50% больных с такой распространенной патологией, как аллергия на белки коровьего молока. Тяжесть заболеваний, связанных с пищевой аллергией, а также их прогноз во многом зависят от ранней диагностики и адекватной лечебной тактики. Трудности и ошибки диагностики гастроинтестинальной пищевой аллергии связаны как с субъективными, так и с объективными причинами, в первую очередь с тем, что гастроинтестинальные реакции на пищу часто носят отсроченный характер и протекают по не-IgE-опосредованному типу. В статье описаны клинические формы гастроинтестинальной пищевой аллергии согласно существующей классификации, даны диагностические алгоритмы и современные, основанные на доказательной медицине и соответствующие международным согласительным документам подходы к дифференциальной диагностике заболевания.

Ключевые слова

Об авторах

Макарова Светлана Геннадиевна — доктор медицинских наук, профессор, заведующая отделом профилактической педиатрии ННПЦЗД.

119991, Москва, Ломоносовский пр-т, д. 2, стр. 1, тел.: +7 (495) 967-14-20 (доб. 16-03)

Список литературы

1. eaaci.org [Internet]. Food Allergy and Anaphylaxis Guidelines. EAACI. 2014. 278 p. [updated 2016 Oct 1; cited 2017 May 26]. Available from: http://www.eaaci.org/resources/guidelines/faa-guidelines.html.

2. Prescott S, Allen KJ. Food allergy: riding the second wave of the allergy epidemic. Pediatr Allergy Immunol. 2011;22(2):155–160. doi: 10.1111/j.1399-3038.2011.01145.x.

3. Fiocchi A, Brozek J, Schunemann H, et al. World Allergy Organization (WAO) Diagnosis and Rationale for Action against Cow’s Milk Allergy (DRACMA) Guidelines. Pediatr Allergy Immunol. 2010; 21 Suppl:1–125. doi: 10.1111/j.1399-3038.2010.01068.x.

4. Koletzko S, Niggemann B, Arato A, et al. Diagnostic approach and management of cow’s-milk protein allergy in infants and children: ESPGHAN GI Committee practical guidelines. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2012;55(2):221–229. doi: 10.1097/MPG.0b013e31825c9482.

5. Werfel T, Asero R, Ballmer-Weber BK, et al. Position paper of the EAACI: food allergy due to immunological cross-reactions with common inhalant allergens. Allergy. 2015;70(9):1079–1090. doi: 10.1111/all.12666.

6. Price A, Ramachandran S, Smith GP, et al. Oral allergy syndrome (pollen-food allergy syndrome). Dermatitis. 2015;26(2):78–88. doi: 10.1097/DER.0000000000000087.

7. Breiteneder H, Ebner C. Molecular and biochemical classification of plant-derived food allergens. J Allergy Clin Immunol. 2000;106(1 Pt 1):27–36. doi: 10.1067/mai.2000.106929.

8. Tuft L, Blumstein GI. Studies in food allergy. Sensitization to fresh fruits: clinical and experimental observations. J Allergy. 1942;13(6):574-582. doi: 10.1016/s0021-8707(42)90070-4.

9. Amlot PL, Kemeny DM, Zachary C, et al. Oral allergy syndrome (OAS): symptoms of IgE-mediated hypersensitivity to foods. Clin Allergy. 1987;17(1):33–42. doi: 10.1111/j.1365-2222.1987.tb02317.x.

10. Ortolani C, Ispano M, Pastorello E, et al. The oral allergy syndrome. Ann Allergy. 1988;61(6 Pt 2):47–52.

11. Worm M, Jappe U, Kleine-Tebbe J, et al. Food allergies resulting from immunological cross-reactivity with inhalant allergens. Allergologie. 2014;37(5):170–189. doi: 10.5414/Alx01655.

12. Vieths S, Scheurer S, Ballmer-Weber B. Current understanding of cross-reactivity of food allergens and pollen. Ann N Y Acad Sci. 2002;964:47–68. doi: 10.1111/j.1749-6632.2002.tb04132.x.

13. Астафьева Н.Г., Удовиченко Е.Н., Гамова И.В., и др. Пыльцевая аллергия в Саратовской области // Российский аллергологический журнал. — 2010. — № 1 — С. 17–25. [Astafieva NG, Udovichenko EK, Gamova IV, et al. Pollen allergy in Saratov region. Rossiiskii allergologicheskii zhurnal. 2010;(1):17–25. (In Russ).]

14. Canonica GW, Ansotegui IJ, Pawankar R, et al. A WAO/ARIA/ GALEN consensus document on molecular-based allergy diagnostics. World Allergy Organ J. 2013;6(1):17. doi: 10.1186/1939-4551-6-17.

15. Fall BI, Niessner R. Detection of known allergen-specific IgE antibodies by immunological methods. Methods Mol Biol. 2009; 509:107–122. doi: 10.1007/978-1-59745-372-1_7.

16. Breiteneder H, Mills C. Structural bioinformatic approaches to understand cross-reactivity. Mol Nutr Food Res. 2006;50(7): 628–632. doi: 10.1002/mnfr.200500274.

17. Breiteneder H. Protein families: implications for allergen nomenclature, standardisation and specific immunotherapy. Arb Paul Ehrlich Inst Bundesinstitut Impfstoffe Biomed Arzneim Langen Hess. 2009;96:249–254.

18. Scheurer S, Wangorsch A, Nerkamp J, et al. Cross-reactivity within the profilin panallergen family investigated by comparison of recombinant profilins from pear (Pyr c 4), cherry (Pru av 4) and celery (Api g 4) with birch pollen profilin Bet v 2. J Chromatogr B Biomed Sci Appl. 2001;756(1–2):315–325. doi: 10.1016/S0378-4347(01)00090-1.

19. Сновская М.А., Намазова-Баранова Л.С., Семикина Е.Л., Кожевникова О.В. Особенности диагностического обследования пациентов с поливалентной сенсибилизацией перед проведением аллергенспецифической иммунотерапии и оценка ее результатов лабораторными методами // Вестник Российской академии медицинских наук. — 2014. — Т. 69. — № 7–8 — С. 85–92. [Snovskaya MA, Namazova-Baranova LS, Semikina EL, Kozhevnikova OV. Features of patients with the multiple sensitization diagnostics before allergen specific immunotherapy will be set and the assessment of the therapy results with the laboratory methods. Annals of the Russian academy of medical sciences. 2014; 69(7–8):85–92. (In Russ).] doi: 10.15690/vramn.v69i7-8.1113.

20. Ерешко О.А., Макарова С.Г., Намазова-Баранова Л.С., и др. Лабораторные предикторы эффективности аллергенспецифической иммунотерапии пыльцевыми аллергенами у детей с поллинозом и перекрестной пищевой аллергией // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. — 2017. — Т. 96. — № 2 — С. 41–46. [Ereshko OA, Makarova SG, Namazova-Baranova LS, et al. Laboratory efficiency predictors of allergenspecific immunotherapy of pollen allergens in children with pollinosis and cross food allergy. Pediatria. 2017;96(2):41–46. (In Russ).]

21. Papadopoulou A, Koletzko S, Heuschkel R, et al. Management guidelines of eosinophilic esophagitis in childhood. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2014;58(1):107–118. doi: 10.1097/MPG.0b013e3182a80be1.

22. Ridolo E, Melli V, De’ Angelis G, Martignago I. Eosinophilic disorders of the gastro-intestinal tract: an update. Clin Mol Allergy. 2016;14:17. doi: 10.1186/s12948-016-0055-y.

23. Prasad GA, Alexander JA, Schleck CD, et al. Epidemiology of eosinophilic esophagitis over three decades in Olmsted County, Minnesota. Clin Gastroenterol Hepatol. 2009;7(10):1055–1061. doi: 10.1016/j.cgh.2009.06.023.

24. Liacouras CA, Spergel JM, Ruchelli E, et al. Eosinophilic esophagitis: a 10-year experience in 381 children. Clin Gastroenterol Hepatol. 2005;3(12):1198–1206. doi: 10.1016/S1542-3565(05)00885-2.

25. Noel RJ, Putnam PE, Rothenberg ME. Eosinophilic esophagitis. N Engl J Med. 2004;351(9):940–941. doi: 10.1056/NEJM200408263510924.

26. Hill DA, Dudley JW, Spergel JM. The Prevalence of Eosinophilic Esophagitis in Pediatric Patients with IgE-Mediated Food Allergy. J Allergy Clin Immunol Pract. 2017;5(2):369–375. doi: 10.1016/j.jaip.2016.11.020.

27. Blanchard C, Stucke EM, Burwinkel K, et al. Coordinate interaction between IL-13 and epithelial differentiation cluster genes in eosinophilic esophagitis. J Immunol. 2010;184(7):4033–4041. doi: 10.4049/jimmunol.0903069.

28. Guarino MP, Cicala M, Behar J. Eosinophilic esophagitis: New insights in pathogenesis and therapy. World J Gastrointest Pharmacol Ther. 2016;7(1):66–77. doi: 10.4292/wjgpt.v7.i1.66.

29. Blanchard C, Wang N, Stringer KF, et al. Eotaxin-3 and a uniquely conserved gene-expression profile in eosinophilic esophagitis. J Clin Invest. 2006;116(2):536–547. doi: 10.1172/JCI26679.

30. Sherill JD, Gao P, Stucke EM, et al. Variation of thymic stromal lymphopoietin and its receptor associate with eosinophilic esophagitis. J Allergy Clin Immunol. 2010;126(1):160–165.e3. doi: 10.1016/j.jaci.2010.04.037.

31. Simon D, Cianferoni A, Spergel JM, et al. Eosinophilic esophagitis is characterized by a non-IgE-mediated food hypersensitivity. Allergy. 2016;71(5):611–620. doi: 10.1111/all.12846.

32. Blanchard C. Molecular pathogenesis of eosinophilic esophagitis. Curr Opin Gastroenterol. 2015;31(4):321–327. doi: 10.1097/MOG.0000000000000186.

33. Ridolo E, Montagni M, Olivieri E, et al. Eosinophilic esophagitis: which role for food and inhalant allergens? Asia Pac Allergy. 2012;2(4):237–241. doi: 10.5415/apallergy.2012.2.4.237.

34. Yamazaki K, Murray JA, Arora AS, et al. Allergen-specific in vitro cytokine production in adult patients with eosinophilic esophagitis. Dig Dis Sci. 2006;51(11):1934–1941. doi: 10.1007/s10620-005-9048-2.

35. Liacouras C, Furuta GT, Hirano I, et al. Eosinophilic esophagitis: updated consensus recommendations for children and adults. J Allergy Clin Immunol. 2011;128(1):3–20.e6. doi: 10.1016/j.jaci.2011.02.040.

36. Sorser SA, Barawi M, Hagglund K, et al. Eosinophilic esophagitis in children and adolescents: epidemiology, clinical presentation and seasonal variation. J Gastroenterol. 2013;48(1):81–85. doi: 10.1007/s00535-012-0608-x.

37. Inamura H, Kashiwase Y, Morioka J, et al. Accumulation of mast cells in the interstitium of eosinophilic colitis. Allergol Immunopathol (Madr). 2006;34(5):228–230. doi: 10.1157/13094031.

38. Grzybowska-Chlebowczyk U, Horowska-Ziaja S, Kajor M, et al. Eosinophilic colitis in children. Postepy Dermatol Alergol. 2017; 34(1):52–59. doi: 10.5114/ada.2017.65622.

39. Nowak-Wegrzyn A, Chehade M, Groetch ME, et al. International consensus guidelines for the diagnosis and management of food protein-induced enterocolitis syndrome: Executive summaryWorkgroup Report of the Adverse Reactions to Foods Committee, American Academy of Allergy, Asthma & Immunology. J Allergy Clin Immunol. 2017;139(4):1111–1126.e4. doi: 10.1016/j.jaci.2016.12.966.

40. Katz Y, Goldberg MR, Rajuan N, et al. The prevalence and natural course of food protein-induced enterocolitis syndrome to cow’s milk: a large-scale, prospective population-based study. J Allergy Clin Immunol. 2011;127(3):647–653.e1–3. doi: 10.1016/j.jaci.2010.12.1105.

41. Leonard SA, Nowak-Wegrzyn A. Clinical diagnosis and management of food protein-induced enterocolitis syndrome. Curr Opin Pediatr. 2012;24(6):739–745. doi: 10.1097/MOP.0b013e3283599ca1.

42. Boyce JA, Assa’ad A, Burks AW, et al. Guidelines for the diagnosis and management of food allergy in the United States: summary of the NIAID-sponsored expert panel report. J Allergy Clin Immunol. 2010;126(6):1105–1118. doi: 10.1016/j.jaci.2010.10.008.

43. Nowak-Wegrzyn A, Sampson HA, Wood RA, Sicherer SH. Food protein-induced enterocolitis syndrome caused by solid food proteins. Pediatrics. 2003;111(4 Pt 1):829–835. doi: 10.1542/peds.111.4.829.

44. Fogg MI, Brown-Whitehorn TA, Pawlowski NA, Spergel JM. Atopy patch test for the diagnosis of food protein-induced enterocolitis syndrome. Pediatr Allergy Immunol. 2006;17(5):351–355. doi: 10.1111/j.1399-3038.2006.00418.x.

45. Monti G, Castagno E, Liguori SA, et al. Food protein-induced enterocolitis syndrome by cow’s milk proteins passed through breast milk. J Allergy Clin Immunol. 2011;127(3):679-680. doi: 10.1016/j.jaci.2010.10.017.

46. Caubet JC, Szajewska H, Shamir R, Nowak-Wegrzyn A. Non-IgEmediated gastrointestinal food allergies in children. Pediatr Allergy Immunol. 2017;28(1):6–17. doi: 10.1111/pai.12659.

47. Макарова С.Г., Намазова-Баранова Л.С., Боровик Т.Э., Алексеева А.А., Рославцева Е.А. Гастроинтестинальные проявления аллергии на белок коровьего молока у детей. 01.04.2015. [Makarova SG, Namazova-Baranova LS, Borovik TJe, Alekseeva AA, Roslavceva EA. Gastrointestinal’nye projavlenija allergii na belok korov’ego moloka u detej. (In Russ).] Доступно: http://www.remedium.ru/doctor/detail.php?ID=65097. [дата последнего обращения 06.07.2017]

48. Lee JH, Choe YH, Lee SK, et al. Allergic proctitis and abdominal distention mimicking Hirschsprung’s disease in infants. Acta Paediatr. 2007;96(12):1784–1789. doi: 10.1111/j.1651-2227.2007.00536.x.

49. Федеральные клинические рекомендации по оказанию медицинской помощи детям с аллергией к белкам коровьего молока / Под ред. Баранова А.А., Намазовой-Барановой Л.С., Хаитова Р.М., и др. [Federal’nye klinicheskie rekomendatsii po okazaniyu meditsinskoi pomoshchi detyam s allergiei k belkam korov’ego moloka. Ed by Baranov A.A., Namazova-Baranova L.S., Khaitov R.M., et al. (In Russ).] Доступно по: http://www.pediatrrussia.ru/sites/default/files/file/kr_abkm.pdf. Ссылка активна на 10.03.2017.

50. Макарова С.Г. Обоснование и оценка эффективности диетотерапии при пищевой аллергии у детей в различные возрастные периоды: Автореф. дис. … докт. мед. наук. — М.; 2008. — 58 с. [Makarova SG. Obosnovanie i otsenka effektivnosti dietoterapii pri pishchevoi allergii u detei v razlichnye vozrastnye periody. [dissertation abstract] Moscow; 2008. 58 p. (In Russ).]

51. Пищевая аллергия. Серия: Болезни детского возраста от А до Я / Под ред. Баранова А.А., Намазовой-Барановой Л.С., Боровик Т.Э., Макаровой С.Г. — М: ПедиатрЪ; 2013. — 159 с. [Pishchevaya allergiya. Seriya: Bolezni detskogo vozrasta ot A do Ya. Ed by Baranov AA, Namazova-Baranova LS, Borovik TE, Makarova SG. Moscow: Pediatr””; 2013. 159 p. (In Russ).]

52. Будкина Т.Н., Садиков И.С., Макарова С.Г., и др. Эозинофильный эзофагит у детей // Вопросы современной педиатрии. — 2016. — Т. 15. — № 3 — С. 239–249. [Budkina TN, Sadikov IS, Makarova SG, et al. Eosinophilic esophagitis in children. Current pediatrics. 2016;15(3):239–249. (In Russ).] doi: 10.15690/vsp.v15i3.1560.

53. Papadopoulou A, Dias JA. Eosinophilic esophagitis: an emerging disease in childhood — review of diagnostic and management strategies. Front Pediatr. 2014;2:129. doi: 10.3389/fped.2014.00129.

54. Furuta GT, Katzka DA. Eosinophilic Esophagitis. N Engl J Med. 2015;373(17):1640–1648. doi: 10.1056/NEJMra1502863.

55. Markowitz JE, Spergel JM, Ruchelli E, Liacouras CA. Elemental diet is an effective treatment for eosinophilic esophagitis in children and adolescents. Am J Gastroenterol. 2003;98(4):777–782. doi: 10.1111/j.1572-0241.2003.07390.x.

56. Henderson CJ, Abonia JP, King EC, et al. Comparative dietary therapy effectiveness in remission of pediatric eosinophilic esophagitis. J Allergy Clin Immunol. 2012;129(6):1570–1578. doi: 10.1016/j.jaci.2012.03.023.

57. Teitelbaum JE, Fox VL, Twarog FJ, et al. Eosinophilic esophagitis in children: immunopathological analysis and response to fluticasone propionate. Gastroenterology. 2002;122(5):1216–1225. doi: 10.1053/gast.2002.32998.

58. Spergel JM, Andrews T, Brown-Whitehorn TF, et al. Treatment of eosinophilic esophagitis with specific food elimination diet directed by a combination of skin prick and patch tests. Ann Allergy Asthma Immunol. 2005;95(4):336–343. doi: 10.1016/S1081-1206(10)61151-9.

59. Макарова С.Г., Намазова-Баранова Л.С., Вишнева Е.А., и др. Актуальные вопросы диагностики пищевой аллергии в педиатрической практике // Вестник Российской академии медицинских наук. — 2015. — Т. 70. — № 1 — С. 41–46. [Makarova SG, Namazova-Baranova LS, Vishneva EA, et al. Topical issues of food allergy diagnosis in pediatric practice. Annals of the Russian academy of medical sciences. 2015;70(1):41–46. (In Russ).] doi: 10.15690/vramn.v70i1.1230.

60. Mikkelsen A, Borres MP, Bjorkelund C, et al. The food hypersensitivity family impact (FLIP) questionnaire — development and first results. Pediatr Allergy Immunol. 2013;24(6):574–581. doi: 10.1111/pai.12105.

61. Mikkelsen A, Mehlig K, Borres MP, et al. Monitoring the impact of cow’s milk allergy on children and their families with the FLIP questionnaire a six month follow up study. Pediatr Allergy Immunol. 2015;26(5):409–415. doi: 10.1111/pai.12406.

62. Agostoni C, Terracciano L, Varin E, Fiocchi A. The Nutritional Value of Protein-hydrolyzed Formulae. Crit Rev Food Sci Nutr. 2016;56(1):65–9. doi: 10.1080/10408398.2012.713047.

63. Harvey BM, Langford JE, Harthoorn LF, Gillman SA, Green TD, Schwartz RH, Burks AW. Effects on growth and tolerance and hypoallergenicity of an amino acid-based formula with synbiotics. Pediatr Res. 2014 Feb;75(2):343–51. doi: 10.1038/pr.2013.211.

Для цитирования:

Макарова С.Г., Намазова-Баранова Л.С., Вишнёва Е.А., Ерешко О.А., Гордеева И.Г. ГАСТРОИНТЕСТИНАЛЬНАЯ ПИЩЕВАЯ АЛЛЕРГИЯ У ДЕТЕЙ. Вопросы современной педиатрии. 2017;16(3):202-212. https://doi.org/10.15690/vsp.v16i3.1730

For citation:

Makarova S.G., Namazova-Baranova L.S., Vishneva E.A., Ereshko O.A., Gordeeva I.G. GASTROINTESTINAL FOOD ALLERGY IN CHILDREN. Current Pediatrics. 2017;16(3):202-212. (In Russ.) https://doi.org/10.15690/vsp.v16i3.1730

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *